...

сын! если я не мертв, то потому,
что связок не щадя и перепонок,
во мне кричит все детское: ребенок
один страшится уходить во тьму.
сын! если я не мертв, то потому,
что молодости пламенной -- я молод -
с ее живыми органами холод
столь дальних палестин не по уму.
сын! если я не мертв, то потому,
что взрослый не зовет себе подмогу.
я слишком горд, чтобы за то, что богу
предписывалось, браться самому.
сын! если я не мертв, то потому,
что близость смерти ложью не унижу:
я слишком стар. но и вблизи не вижу
там избавленья сердцу моему.
сын! если я не мертв, то потому,
что знаю, что в аду тебя не встречу.
апостол же, чьей воле я перечу,
в рай не позволит занести чуму.
сын! я бессмертен. не как оптимист.
бессмертен как животное, что строже.
все волки для охотника похожи.
а смерть -- ничтожный физиогномист.
грех спрашивать с разрушенных орбит!
но лучше мне кривляться в укоризне,
чем быть тобой неузнанным при жизни,
услышь меня: отец твой не убит.


[Home] Back to Brodsky's Page