развивая платона


                1

март на исходе. радостная весть:
день удлинился. кажется, на треть,
глаз чувствует, что требуется вещь,
которую пристрастно рассмотреть.
возьмем за спинку некоторый стул.
приметы его вкратце таковы:
зажат между невидимых он скул
пространства (что есть форма татарвы),
он что-то вроде метра в высоту,
на сорок сантиметров в ширину
и сделан, как и дерево в саду,
из общей (как считали в старину)
коричневой материи. что сухо
сочтется камуфляжем в царстве духа.

                2
вещь, помещенной будучи, как в аш-
два-о, в пространство, презирая риск,
пространство жаждет вытеснить; но ваш
глаз на полу не замечает брызг
пространства. стул что твой наполеон
красуется сегодня где вчерась.
что было бы здесь, если бы не он?
лишь воздух. в этом воздухе б вилась
пыль. взгляд бы не задерживался на
пылинке, но, блуждая по стене,
он достигал бы вскорости окна;
достигнув, устремлялся бы вовне,
где нет вещей, где есть пространство, но
к вам вытесненным выглядит оно.

                3
на мягкий в профиль смахивая знак
и "восемь" но квадратное в анфас,
стоит он в центре комнаты, столь наг,
что многое притягивает глаз.
но это -- только воздух. между ног
(коричневых, что важно -- четырех)
лишь воздух. то есть, дай ему пинок,
скинь все с себя -- как о стену горох.
лишь воздух. вас охватывает жуть.
вам остается, в сущности, одно:
вскочив, его рывком перевернуть.
но максимум, что обнажится -- дно.
фанера. гвозди. пыльные штыри.
товар из вашей собственной ноздри.

                4

                6

                7
   


[Home] Back to Brodsky's Page