...

дни расплетают тряпочку, сотканную тобою.
и она скукоживается на глазах, под рукою.
зеленая нитка, следом за голубою,
становится серой, коричневой, никакою.
уж и краешек виден того батиста.
ни один живописец не напишет конца аллеи,
знать, от стирки платье невесты быстрей садится,
да и тело не делается белее.
то ли сыр пересох, то ли дыханье сперло.
либо: птица в профиль ворона, а сердцем -- кенарь.
но простая лиса, перегрызая горло,
не разбирает, где кровь, где тенор.


[Home] Back to Brodsky's Page